Курганское региональное отделение Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов
 
+7 (3522) 45–75–04
+7 (3522) 45 - 86 - 47
E-mail: veteran45-oblsovet@rambler.ru
Курган,
Рихарда Зорге,39
 22 каб. 27 каб. 22а каб. 2 этаж

Архипова Екатерина Яковлевна. 1924 год рождения

11.10.2021
Рейтинг

#Фондпрезидентскихгрантов#Украденноедетство#Горькийхлебвойны

Архипова Екатерина Яковлевна. 1924 год рождения/
Екатерина Яковлевна Архипова вспоминает: Детство и юность прошли в Казарках. Перед войной работала нянечкой в детском саду. Взяли из-за того, что хорошо играла на балалайке и была весёлой. Когда началась война, мне было 16 лет. К нам в село привезли эвакуированных людей и поселили их в детском саду. Здесь же они стали работать. А меня отправили на курсы трактористов в зерносовхоз "Пионер". Учил Кичёв. Отучились зимой 3 месяца и посадили меня на гусеничный трактор. Всех здоровых мужчин и парней забрали на войну. На их места и взяли нас, девчонок. Над нами шефствовал туберкулёзник Абрам Стенников. Помогал ремонтировать технику, учил правильной пахоте. Работали по 12 часов днём и ночью. Поваром была Рыбак Ольга. Она нам еду привозила на поле сначала на лошади, а потом на быках: суп какой-нибудь, кашу, овощи. На работе кормили два раза: перед работой и в обед. А вот дома совсем было нечего есть. Мать сушила разные травы и добавляла в стряпню. Весной, летом, осенью работали на полях, а зимой в МТС занимались ремонтом техники. Заведовал МТС Ерёменко Семён Ефимович. Из техники были в войну гусеничные и колёсные трактора, комбайны, веялки, сеялки, плуги, бороны. Там, где трактор не мог пройти, пахали на быках. В домах электричества не было. Освещались лучиной. Свет был только в конторе и на сушилке, где сушили зерно. Во время войны новую технику не поставляли. После 1948 года пришло несколько тракторов. Называли их "Натики". Зимой 1942 года ко мне подошёл управляющий Ерёменко Семён Ефимович и сказал, чтобы я опять ехала на курсы трактористок в Кетовский район. Я вначале отказалась, а он говорит: " Поезжай, хоть 3 месяца побудешь в тепле". Ну, я и согласилась. Пока была на курсах, маминой семье давали за меня паёк: пшеницу, муку. Второй управляющий - Шмырёв Василий Евдокимович. В те годы люди были хорошие, дружные, помогали друг другу. Воровства, жуликов не было. Если кого и боялись, то это волков. Да и то они не всегда нападали. Всю войну и до 1948 года я проработала на тракторе. В Макушино одна возила ночью зерно и не боялась. В совхоз приходила разнарядка и надо было его вывезти. Когда начиналась уборочная, я трактором тянула комбайн. Осенью пшеницей нам оплачивали труд. Я за год работы осенью получала 25 пудов зерна. Отвозила маме. У мамы, Богдановой Анны Степановны, было пятеро детей. Я - старшая и кормилица семьи. На работе сильно уставала, не высыпалась. Однажды ехала, ехала ночью, задремала и заехала в лес. Долго бы, наверное, спящая ехала, но задержала берёзка. Спасибо ей. Трактор воткнулся в неё и остановился. Я проснулась. Был ещё случай. Всю ночь пахала, под утро, перед рассветом, опустился такой густой туман, что ничего не видно вокруг, и заехала я на тракторе прямо в озеро. Не растерялась. Развернулась и самостоятельно выехала. Хорошо, что трактор был гусеничный. А то как-то на пути моего трактора встретился заброшенный погреб. Тоже выбралась. Находили время повеселиться. Плясали, пели под гармошку, балалайку. Зимой в конторе, летом - на улице. Работала я на Комсомольском отделении. Жила на квартире. Домой ходить некогда было. Когда немцы стали отступать, из колхозов, совхозов собрали технику, лошадей и в поездах отправили в разрушенные войной районы, чтобы поднимать там сельское хозяйство. Уехали и некоторые девушки - трактористки со своими тракторами. Мне тоже предлагали, но я отказалась. В совхозе совсем плохо стало: быки да коровы. Родительский дом был деревянный: комната, кухня. В комнате стояла деревянная кровать, софа, сундук, на подоконниках цветы, в основном герани. Родители спали на кровати, дети на полу. В кухне - русская печка, стол в красном углу, лавки. Печку топили валежником. Всё лето ездили на телеге, в которую запрягали корову, в лес за сухостоем. Мама собирала коноплю, выделывала её и ткала всякое бельё. Был у нас ткацкий станок. Дети уже с 1 класса работали: пололи картошку, пшеницу. К ним приставляли женщину, чтобы подсказывала и контролировала. В войну деньги совсем не платили. Выживали за счёт своего хозяйства. После войны тоже очень тяжело жилось. Многие мужчины не вернулись с фронта, техники нет, и опять всё на бабах, ребятах, быках да коровах. Государство стало выпускать разные облигации. Заставляли нас их выкупать на последние деньги, вырученные от продажи масла да сметаны. В колхозах за работу начисляли трудодни, а осенью, после уборки и сдачи зерна государству, то, что оставалось, выдавали колхозникам. Да надо было ещё оставить на посев для будущего урожая. У городских людей на руках были паспорта, а у колхозников их совсем не было. Вот так в войну жила я и многие мои сверстники.


Записала воспоминание Г.В.Шадрина, Макушинский район

Возврат к списку